Климишин И.А. Календарь и хронология. Страница 112

Оказывается, нет! Речь идет именно о «годе Сириуса», продолжительность которого на протяжении многих тысячелетий выдерживалась равной 365,25 суток с точностью до 1—1,5 минуты. Так, по расчетам вы­дающегося австрийского астронома Теодора Оппольцера (1841—1886), «год Сириуса» был равен

И вот тут-то и следует вспомнить о явлении пре­цессии. За счет передвижения точки весеннего равно­денствия (т. е. точки пересечения эклиптики с небес­ным экватором) угловые координаты всех светил на небесной сфере непрерывно изменяются. В частности, координаты Сириуса, по расчетам выдающегося со­ветского ученого И. Н. Веселовского, менялись сле­дующим образом:


Как видно, с течением времени угловое расстоя­ние звезды от небесного экватора б (и от Северного полюса мира) уменьшается, поэтому изменяется и ее высота Л над горизонтом в верхней кульминации (ft = 90°— φ + δ, где φ — географическая широта на­блюдателя).

Географическая широта древнеегипетской столи­цы Мемфис ф = + 30°. Таким образом, в 3000 г. до н. э. в Мемфисе наибольшая высота Сириуса над горизонтом составляла 37°,5, в 2000 г. до н. э. А = = 40°,6, т. е. уже на 3° (или на шесть поперечни­ков Луны!) больше. Соответственно и точка восхода звезды перемещалась по направлению к точке вос­хода Солнца. И вот благодаря этому обстоятельству, этому непрерывному изменению взаимного положе­ния Солнца и Сириуса «год Сириуса» оказался меньше звездного года и, по счастливой случайности, равным 365,25 суток. Поэтому, как видно из приве­денных в табл. 18 расчетов Ф. Гинцеля, в Мемфисе на протяжении по крайней мере пяти тысяч лет ге­лиакический восход Сириуса приходился на 19 июля юлианского календаря. Что и говорить, и звезда, и место для ее наблюдений были «избраны» очень удачно...